Персональный сайт РУДАКОВОЙ НАТАЛИИ

+7(926)524-88-24

Facebook
Instagram
YouTube
YouTube
Google+
Vk

Обо мне

Меня зовут Наталия Рудакова.

Я - профессиональный инструктор по дрессировке собак, специалист по поведению собак.

Уже более 15 лет я изучаю собак, воспитываю собак и объясняю людям, как найти общий язык с их четвероногими друзьями.

За годы моей разносторонней работы уже сформировались определённые методики дрессировки и помощи людям и собакам в непростых ситуациях. Но каждая новая собака учит меня чему-то новому - ведь живые организмы не только похожи, но индивидуальны одновременно. Поэтому я радуюсь любой возможности учиться - и хотя я и имею кинологическое образование, а также образование по психологии животных, мой путь был довольно-таки извилист.

Но - начнём по порядку.

Всё началось когда мне было 8 лет.

Мама отвела меня на выставку собак. Это было довольно грандиозное мероприятие, в рамках которого проводились показательные выступления военной кинологической службы. И меня просто поразили собаки, бесстрашно бросающиеся на атакующего нарушителя. Но ещё больше поразил один из выступающих военных со своим колли — тогда эта порода собак была популярной и более того — считалась служебной и её использовали и в армии и в милиции. Эта собака показывала разные трюки, но более всего меня поразил момент, когда собака приняла позу "зайки"(сидя с поднятыми передними лапами), хозяин поджёг в блюдце горючую смесь и поставил всё это на голову собаки - балансируя с этим блюдцем собака удерживала позу несколько минут. Это выступление вместе со всем остальным утвердило в меня в мысли, что это то, чем я хочу заниматься, когда вырасту.

После этого события я, как и большинство детей моего возраста очень хотела собаку. Но также, как и многим детям просящим питомца, мне она досталась не сразу - родители никак не хотели щенка. Пришлось пойти на обман - упросив "хотя бы попугайчика" - мы поехали на Птичий рынок и ...в итоге привезли щенка. Проданный как шпиц, щенок оказался не только не представителем данной породы, но и не "мальчиком". Так Филька стал Филадельфией, или - просто Филей.

Филя выросла обычной маленькой и симпатичной дворняжкой. Родители достали пару книжек по дрессировке, ещё какие-то я нашла в библиотеке и смогла обучить свою питомицу нескольким базовым командам. В то время таких как она не принято было дрессировать, ведь дрессировка - это для серьезных служебных пород. Только с такими было принято ходить на специальные площадки, куда по выходным приходили серьёзные дяди - инструктора из ДОСААФ. Я безумно завидовала моей подруге - ей купили щенка добермана и именно она по выходным ходила заниматься на площадку, а я шла за ней, чтобы из-за забора подглядывать за занятиями.

Дрессировка собак - это то, чем я мечтала заниматься всю жизнь. Но тропы и тропинки кажущегося лёгкого благополучия и стабильности уводили меня в сторону с главной дороги моей жизни. Но кто-то или правильно сказать "КТО-ТО" упрямо разворачивал меня обратно на мой Путь.

Поступление в ВУЗ.

В то время, когда я заканчивала школу, я уже знала, что хочу связать свою жизнь с собаками, причём меня интересовало не только "иметь собаку", а именно - обучать их. Надо было определяться со будущей профессией, но в списке гражданских специальностей профессия "кинолог" не значилась. Будь я мальчиком, у меня был бы выбор - армия(погранвойска) или милиция(в следственных органах) . Но мне повезло родится женщиной, хотя тогда, в детстве, я думала, что это "невезучесть", так как вместо желаемой профессии я была вынуждена искать "что-то рядом". И нашла - я решила стать ветеринарным врачом, а в свободное от работы время заниматься собаками.

Но мудрая судьба явно мне подсказала, что сворачивать с намеченного пути не стоит...

При ветеринарной академии им. К.И. Скрябина, где я училась, открылась Высшая Кинологическая Школа и нашлись общие знакомые, которые буквально уговорили меня туда поступать. Это было платное обучение и мне пришлось уговаривать родителей оплатить абсолютно неподходящее для девушки образование. Спасибо им огромное, что вначале они смирились с тем, что я не буду "белым воротничком", что было весьма популярным в то время, и большинство родителей на постсоветском пространстве только и видели своих дочерей в роли секретарш, работников банка или появившихся как раз тогда менеджеров. Никто точно не знал, что это такое, но рисовалась картина сверкающего офиса, деловых костюмов, сидящих за мониторами компьютеров с девяти до шести, имеющих стабильную зарплату и тому подобные привилегии. А тут - городская девочка и ветврач. Коровники, колхозы, грязь, местный пьющий контингент - ну вы понимаете...

Так что огромное им спасибо, что "наступив на горло "своим мечтам они поверили, что мне это действительно нужно и, после нескольких бесплодных попыток уговорить меня в обратном, они сдались и согласились мне помочь.

То было золотое время - школа только открылась, но руководству удалось заполучить замечательных преподавателей по профильным дисциплинам.

Теорию дрессировки читал Гриценко В.В., который был известен своими книгами, включающими в себя компиляцию огромного опыта не только советских, но и зарубежных специалистов того времени. К слову сказать, тогда("о - ужас"!)) не было интернета и такой доступности информации тоже - даже книг по кинологии было весьма ограниченное количество и за ними надо было ещё побегать. Кроме трудов Павлова, опыта Дурова и замечательной книги Мазовера практически не на что было опираться.

Практику дрессировки вёл Колесников В. Н. - ему, как и всем моим учителям я особенно благодарна. Он один из немногих "копал" глубже, чем было принято в то время. Он вёл группы по новой для России тогда дрессировки ИПО - тогда как раз выяснилось, что собак для этой дисциплины нельзя готовить "силовыми методами", как принято было раньше. Появилось модное слово в объяснении состояния собаки - "драйв", да и само "состояние собаки" вдруг стало исследоваться. Собака стала рассматриваться как полноценный партнер, а не подчиненный или раб. А Валерий Николаевич старался вырастить думающих специалистов, посвящая нас не только в дрессировку, но и во всё, что за этим стоит - психологию человека, зоопсихологию, физиологию животных и многое другое, чтобы мы понимали процесс "изнутри".

Когда пришло время стажироваться - я попала на дрессировочную площадку к супружеской чете Мягковых: Виталию Дмитриевичу и Вере Андреевне. На их площадке я провела несколько счастливых лет - вначале, как стажёр, потом, как дрессировщик, а затем и как инструктор. Эти люди показали мне самое главное, чем я руководствуюсь и по сей день. Не смотря на их огромный опыт, они всегда были готовы учиться и пропускать новые знания через свою практическую работу. И второе - нерешаемых случаев не бывает - прояви терпение, смекалку, найди подход и самая запущенная ситуация разрешится.

Тут надо опять вернуться к собакам...

К сожалению, ещё до начала обучения в кинологической школе умерла моя первая собака - Филька и настал, тягостный для меня, "бессобачный" период. Я понимала, что учась в Академии просто не могу позволить себе завести щенка - с утра до вечера шли занятия. Поступала в кинологическую школу я уже на 3м курсе . А на 4м судьба преподнесла мне очередной "подарок". Я буквально нашла свою вторую собаку. Ей суждено  было оставить неизгладимый след в моей памяти - как пример идеального партнёра по работе и друга в жизни.

Я вас уверяю -у любого "собачника" есть такой идеал - собака с которой он сравнивает своих прошлых и последующих питомцев и обычно, к сожалению, это сравнение не в их пользу...

На 4м курсе я уже работала  - торговым агентом по оптовым продажам кормов для животных. Тогда ещё существовали продуктовые рынки и торговые палатки в качестве зоомагазинов. Обычно их скопления были около метро. Выхожу я как-то из зоомагазина и вижу - около палаток с фастфудом пасётся  - по другому не назвать, очень забавный персонаж...

Моё внимание  всегда привлекали собаки, а этот данный экземпляр был необычен тем, что был явно благородного происхождения. А попрошайничал просто профессионально - как только человек забирал свой съедобный заказ с прилавка и поворачивался в поисках места обеда, к нему тут же подбиралась поближе и устремлялась пара глаз. Эти глаза почти не мигая "провожали" каждый съедаемый кусочек, но, как -только последний был съеден - моментально шлёпали искать себе новую жертву. Причём в этом взгляде не было немой мольбы дворняжек - он как бы говорил: "Поделись, что тебе, жалко что ль?".

Я уже давно научилась определять породы опираясь на анатомические особенности и странноватый окрас меня не обманул  - это была сука немецкой овчарки.

Я уже забыла, куда шла, а стала наблюдать за ней тщетно смотря по соронам в поисках хозяина. Но, увидев, как собака уверенно самостоятельно планомерно обходила все «пищевые точки» и отметив отсутствие ошейника – поняла – хозяина у этой девочки - нет.

Я подошла к собаке поближе, и сказала ей буквально – «Эй, пойдёшь со мной?» - она посмотрела на меня с интересом и последовала за мной. Я подумала – если пойдёт со мной до автобусной остановки – возьму, чтобы хотя бы найти хозяина. У меня в голове не укладывалось, что такая собака может сбежать или выкинули. Тут меня осенило – ну как я её повезу домой? – даже ошейника нет. Вернулась в зоомагазин, купила поводок и ошейник  - вышла – меня терпеливо ждали на улице, позволили надеть ошейник и всё – как будто так было всегда… Мы спокойно сели в троллейбус, доехали до дома.

И, когда я уже стала радоваться – «какая покладистая собака» – началось… Утром следующего дня она попыталась сожрать дворника. Потом бросилась на собаку.  А вечером – напала на женщину, которая счищала снег с машины.

Я поняла -  про отпуск с поводка придётся забыть и стала усиленно расклеивать объявления в районе моей находки…

Но, увы – никто так и не откликнулся. Уже позже, мой преподаватель по практике дрессировке сказал мне: «А ты клеймо проверяла?». И я такая  - «Ой, я же кинолог! (ну, или пытаюсь стать им)  - а про такую  прозаическую вещь забыла». Нашлось клеймо – и, о, чудо - через РКФ нашла заводчицу. Оказалось – мама этой собаки до сих пор живёт у неё, у собаки хорошее происхождение, заводчица помнит мужчину, купившего этого щенка, но он даже не забрал родословную и его контактов у неё не сохранилось. Заводчица сказала, что не может взять собаку себе - её мать не переносила других собак (ага, понятно в кого такой характер.) И слёзно просила не выбрасывать на улицу – боже, я и не думала об этом. Поняла для себя – не планировала брать собаку, а она меня сама нашла – опять провидение?

Так начался мой переход от теории воспитания и дрессировки - к практике.

Я учила собаку, а она учила меня. Пришлось срочно решать проблемы с агрессией к людям и собакам – с первым получилось довольно быстро. А вот с собаками удалось только сделать это поведение подконтрольным – я могла отозвать её, как только она замечала другую собаку – просто я научилась ловить этот момент, но это требовало от меня постоянного сканирования окружающего пространства на прогулке. Но, если другой пёсик-камикадзе приближался ближе, чем на 2 метра – оставалось только ловить в воздухе. Пол, размер и возраст врага для неё не имели значения – она шла убивать. Слава богу, такого ни разу не произошло – постоянная работа в этом направлении делали мою реакцию и  её управляемость всё лучше и лучше.  К сожалению, я не знала причины такого поведения – может быть, выживание на улице сделало её такой непримиримой, или мамина генетика давала о себе знать? Тогда особенно не было принято копаться в собачьих мозгах, зоопсихологии как прикладной науки тогда не существовало в нашей стране.

Что меня поразило, когда я выяснила, что моему приобретению уже 4 года, мой инструктор сказал – «собаки после 2х лет уже не дрессируются, уж точно не для спорта». Я тогда уже закончила кинологическую школу и проходила у него практику  - мне был не важен результат – я радовалась, что наконец, у меня появилось собственное «учебное пособие»)). Но каково было его, и моё удивление, когда через 4 месяца мы легко сдали ОКД, потом ЗКС, КД и стали успешно участвовать в городских соревнованиях.

Соревнования по АПС, Коре 9 лет

Честно скажу – это была не моя заслуга – собака, как губка, с радостью впитывала в себя новые знания, прощая мне – тогда совсем неопытному новичку – ляпы и ошибки. Но она всегда была  бойцом  - до сих пор помню, как зимой впереди шёл пьяный человек, в какой-то момент он поскользнулся и, падая, прям перед нами взмахнул руками  - собака пошла в атаку в ту же секунду – я её поймала уже в воздухе. При этом она была очень комфортной собакой – играла с посторонними детьми в палочку, давала гладиться тем людям, кто ласково с ней общался. Сейчас очень моден термин – "реальная собака" – та, которая может сработать защиту владельца в даже в совершенно непредсказуемой ситуации.  Правда большинство таких собак совершенно невозможны в обычной жизни – они потенциально опасны, как оружие снятое с предохранителя.

Кора же для меня, а именно так я назвала своё приобретение, останется навсегда идеальным образцом реальной собаки – собаки, поведение которой полностью соответствует обстоятельствам.

В 7 лет мы занялись тогда популярным направлением в российской кинологии «Русским рингом» - стали занимать призовые места на соревнованиях, в 9ть – она первый раз вышла на соревнования по АПС ("Аттестации Прикладных собак", норматив, который был скопирован с американского теста для полицейских собак) – и победила! Это я рассказываю не для того, чтобы похвастаться – а только для того, чтобы доказать то, к чему я пришла после всего того пути, что мы с Корой проделали: собаки учатся не только до 2х лет, а всю жизнь.

Вопрос результата – это только мотивация собаки плюс терпение и способность объяснять задачу – её хозяина. И даже собака с непонятным и негативным опытом может сильно изменить своё поведение – надо только приложить чуть-чуть усилий.

Когда Коре было уже 8 лет,  меня уговорили взять щенка немецкой овчарки рабочих линий для нового тогда норматива ИПО (собака готовилась по 3 года и Кора уже могла не выдержать нагрузку). Вот тут я столкнулась как раз с другим вариантом развития событий. Кора по прежнему не терпела других собак рядом – с трудом удалось примирить её с новым щенком, но первая же стычка за палку для игры стоила щенку выбитого клыка. Пришлось пропускать тренировки по защите, а когда в 6 месяцев мы продолжили  - фигурант сработал жёстко и всё – щенок ушёл от хватки, и с тех пор нам так и не удалось «собрать» молодую собаку под сдачу норматива. Тут я поняла – генетически не сильный характер и ошибка в работе могут поставить крест на дальнейшем развитии собаки и тебя, как дрессировщика.

Потом пришлось уже мне делать перерыв всвязи с рождением ребёнка – к сожалению, в это время от старости умерла Кора. А через пару лет от неизвестной причины – молодая овчарка. Я опять осталась без собаки…

Вскоре мой коллега спросил – не хочу ли я взять щенка малинуа?  Честно - я знала, кто такие малинуа, но их было так мало тогда и они были такие странные внешне для нас, привыкших к немецким овчаркам... Что тут говорить -  людям не сведущим они вообще казались дворняжками…

Я долго упиралась, пока не съездила на семинар по дрессировке, где стало понятно, что малинуа выигрывают у «немцев» и по скорости реакции, и по обучаемости. Я так впечатлилась, что даже внесла залог за ещё не рожденного щенка, и через полгода ко мне приехало маленькое рыжее чудо…

Что могу сказать. Упорство, если не сказать упёртость в своих «хочу», которые надо только направлять, отличный контакт с человеком и супер–быстрая обучаемость постоянно удивляли меня первое время.

Я приведу здесь такой пример: раньше, когда меня спрашивали, какие собаки лучше-хуже дрессируются – я сравнивала породы в шкале немецкая овчарка – среднеазиатская овчарка. Вот первая – это «вау» - быстро и легко, а вторая – медленно и очень терпеливо. Теперь у меня два полюса: малинуа и немецкая овчарка, а алабаи – вообще за гранью вместе с другими породами, на дрессировку которых тратишь очень много времени (уж простите меня  - породники).

Именно Рой – мой первый малинуа стал моей первой собакой в обучении новому для нас обоих нормативу «Мондьоринг».

Рой на охране вещи

Норматив включает в себя три раздела – за один выход на поле собака должна показать «Послушание», «Прыжки» через препятствия и «Защиту». Здесь три уровня сложности – в каждом последующем добавляются новые упражнения во все разделы. Это условие и то, что сам по себе норматив сложный объясняет то, что собака готовится несколько лет – на свои первые соревнования мы вышли, когда Рою было 3 года (сразу вспомнилось 4 месяца – с Корой). В 5 лет мы стали выступать на самом сложном – 3м уровне. И сейчас, в 6 лет – каждые соревнования для нас - повод учиться дальше. Ведь Мондьоринг отличается от большинства нормативов тем, что сценарий выступления всё время меняется и есть упражнения, где собака должна без помощи хозяина сама принимать решения, как ей действовать в новых условиях. То есть собаку нельзя заранее натренировать на повтор одного и того же – нужно, чтобы она могла сама мыслить, но при этом, там где нужно, выполнять команды.

Эта, так называемая, спортивная дрессировка нужна мне, чтобы самой чувствовать процесс обучения на кончиках пальцев и совершенствоваться, как дрессировщик-практик - это я описывала в своей недавней статье.

Но при этом я всегда знала, что у большинства людей, имеющих собак, гораздо более скромные и более приближенные к обыденной жизни вопросы. Как сделать так, чтобы собака не убегала и подходила по команде «Ко мне», не тянула поводок, не писала дома, не напрыгивала при встрече? Я прекрасно понимала, что собака, которая делает все эти неприятные вещи, имеет много шансов оказаться на улице или просто попасть в беду – поэтому я старалась всегда найти методы и способы, как объяснить людям  и собакам, как им понять друг друга.

В дополнение к высшему ветеринарному образованию и диплому инструктора по дрессировке собак, я получила образование по поведению мелких домашних животных при факультете Психологии МГУ им. Ломоносова, а также дополнительное образование по Зоопсихологии и Проблемам поведения собак. Но, как и в дрессировке, я продолжаю учиться и по сей день, стараясь посещать семинары специалистов с мировым именем и обмениваясь опытом с коллегами.

Но главные мои учителя – это мои ученики. Каждая новая собака – это новые ситуации, новые подходы к решению проблем и  пути поиска того самого общего языка между человеком и собакой. Все случаи индивидуальны и неповторимы - но именно это позволяет мне дополнять обширную мозаику моих знаний и опыта.